Об организации

Региональная общественная организация «Национально-культурная автономия мордвы Республики Татарстан».

НКА мордвы Татарстана зарегистрирована в 2001 году. Это — региональная общественная организация, работающая в составе Межрегионального движения мордовского (мокшанского и эрзянского) народов и Ассамблеи народов Татарстана с целью содействия развитию мордовской культуры и языка. Материальные возможности ограничены бюджетом АНТ, но мы работаем в тесном контакте с Исполкомом движения мордовского народа, с Министерством Мордовии по национальной политике, Минкультом и Минобразования Республики Мордовия, органами государственной власти Республики Татарстан.

Национально-культурная автономия мордвы РТ — это не «мордовский обком партии» в республике, а сетевая структура, в которую входят районные НКА мордвы в Тетюшах и Набережных Челнах, Казани, Нижнекамске и Бугульме, три школы с национально-культурным мордовским компонентом, пять воскресных школ, национальные творческие коллективы, народные музеи и культурные центры в каждом компактном поселении мордвы. Там и сосредоточена главная деятельность, работают замечательные люди, и происходит реальная жизнь.

Мы, по мере сил, стараемся оказывать содействие, являясь своеобразным «представительством» в Казани и Саранске. На учредительном собрании, а затем на отчётно-выборных конференциях НКА мордвы с участием представителей мест компактного проживания мордвы в Татарстане в ноябре 2009 года и октябре 2012 года председателем НКА мордвы РТ избирался доцент Казанского национального исследовательского технического университета им. А.Н. Туполева, кандидат психологических наук Сергей Владимирович Новиков.

НКА мордвы РТ: от съезда к съезду

По данным переписи населения 2010 года в Татарстане проживало 19 156 человек мордовского населения (убыль по сравнению с переписью 2002 года – 4546 человек), в сельской местности (Тетюшский, Лениногорский, Черемшанский, Бугульминский, Альметьевский районы) – 6367 человек, в городской местности – 12 789 человек. Это — меньше процента населения республики, но в деятельности Ассамблеи Народов Татарстана всегда незыблем принцип: один народ — один голос.В рамках этого обзора трудно описать всю многогранную деятельность НКА мордвы РТ между съездами. Поэтому просто упомянем, что наши делегации участвовали в пятом съезде мордовского народа и четвертом и пятом съездах финно-угорских народов России. Проходит традиционный республиканский праздник «Балтай» в Мордовской Кармалке Лениногорского района. Прошли дни Республики Мордовия в Лениногорском и Тетюшском районах. Встречаем (и участвуем) в традиционной экспедиции на теплоходе «Волга — река мира» в городах Казань и Тетюши. Работала школа молодого лидера в д. Киртели Тетюшского района. Мордовские педагоги направлялись на учёбу в Саранск, а абитуриенты — для поступления в Мордовский госуниверситет им. Огарёва. В год 1000-летия единения мордовского народа с народами Российского государства по нашей заявке Кабинет Министров РТ выделил грант в два миллиона рублей, на средства которого мы сняли фильм «Там, на реке Рав…», альбом о мордве Татарстана с одноименным названием, издали музыкальный диск «Музыкальное наследие мордвы-каратаев» и провели праздник в селе Мордовский Каратай. В июне 2014 года, благодаря активной позиции администрации района, впервые прошёл великолепный фестиваль мордовской культуры «Валда шинясь» в Тетюшском районе с участием творческих коллективов Татарстана, Мордовии, Ульяновской и Самарской областей. Фестиваль станет ежегодным, будет расширять сферу своего охвата, и станет, наряду с эрзянским праздником «Балтай», «симметричным», мокшанским «полюсом» в венке культуры мордвы Татарстана.

Компактно мордва Татарстана проживает в Тетюшском районе (мокша), в нефтяной зоне республики (эрзя), и – уникальная этническая группы мордва-каратаи – в Камско-Устьинском районе РТ. В соответствии с этим распределением и осветим деятельность НКА мордвы в Татарстане.

Шумбрат, Мордовия!

Хочется иногда похвастаться в своём кругу или на весь мир: у нас получилось! Количест­во иногда переходит в качество. Три года мы давали «бегущую строку» с приглашением казанской мордвы на встречу. Мордвы в Татарстане около 20 тысяч, компактно — сельское населе­ние, а с объединением казанской мордвы не получалось. А вот 3 апреля 2011 года в Та­тар­стане прошёл фестиваль мордовской культуры «Шумбрат, Мордовия», посвя­щён­ный предстоящему тысячелетию единения мордовского народа с народами России. Открылся он известной поговоркой: «Мордва в Россию не вступала. Мордва Россию строила». Тысячу лет назад России ещё не было, да и титуль­ные этносы нынешней России только формировались. Это сказано не для того, чтобы возвысить мордву или унизить другие народы. Мы абсолютно разде­ляем озабоченность русских тем, что государствообразующий народ нынешняя власть намеренно держит «в тени». Впрочем, и прежняя власть (хотя какая меж­ду ними разница?) занималась тем же. И в экономике, и в политике. До сих пор помнится, когда на праздничных концертах объявлялось: «Народный артист Казахстана», например. Если же это был народный артист РСФСР, то объяв­ля­ли: «Народный артист республики», проглатывая слово «России». И, тем не менее, мы, россияне (как бы ни ругали это слово, хотя, что ругать — даже на карте Тихого океана есть «Острова Россиян») — синтетический народ. Мы — потомки и древних финно-угров, и Золотой Орды, Булгарии, Киевской Руси и Московии. И потомки наши будут нас помнить, как своих предков. А фестиваль в тот день апреля синхронно прошёл в Казани и Набережных Челнах, где состоялись выставки мордовского искусства, дегустация национальных блюд и, главное, яркие концерты мордовских коллективов и исполнителей.

Национально-культурную автономию мордвы в Набережных Челнах возглавляет эрзянин Николай Фёдорович Буравов. Благодаря его и активистов усилиям сформирован сплочённый коллектив диаспоры, создан небольшой музей мордовской культуры в Доме дружбы народов «Родник». А главное – под управлением заслуженного работника культуры Татарстана и Мордовии Александра Фёдоровича Горбунова создан великолепный фольклорный ансамбль «Моро», очень быстро получивший статус народного. Это – лучший памятник Александру Фёдоровичу, который, к сожалению, недавно покинул этот мир.

Приятным дебютом стало выступление недавно организованной вокальной группы «Кудоатя» («Домовой») из Казани, исполнившей народные и современ­ные мордовские и русские песни. Очень тепло была принята «Песня о Мордо­вии», которую исполнила автор — солистка группы «Кудоатя» Людмила Прохо­рова. Звучали пожелания сделать её гимном предстоящего тысячелетия едине­ния мордвы. Казанская мордва, надо признать, довольно ассимилирована и разобщена. Но в этот день зал Дома Дружбы Народов был заполнен представи­телями самых разных поколений. Для самых младших работал творческий уголок по освоению народных промыслов. А у взрослых неподдельный интерес и удивление вызвал стенд «Знатные люди с мордовскими корнями». Часто звучали восхищённые возгласы: «Как, и он — тоже наш человек?»

«Гвоздём» программы стало выступление ансамбля «Умарина» из села Урюм Тетюшского района Татарстана под руководством заслуженного деятеля культуры Мордовии Александры Абдрашитовой. Коллектив недавно отметил своё сорокалетие. Народные и современные песни, старинный свадебный обряд, выставка народного творчества вызвали самый тёплый приём зрителей. Кто-то из зрителей на прощание заметил: «Какие статные и красивые у нас мордовки, когда в национальных костюмах. А как переоделись в обычную одежду — стали как все. А всё-таки спасибо органи­заторам за такой яркий праздник».

На празднике, под настроение, собравшиеся приняли протокол о соз­да­нии местной национально-культурной автономии мордвы города Казани, избра­ли оргкомитет. Председателем НКА мордвы Казани избрана Наталья Леонидовна Отлетаева – координатор «Фонда творческого развития Константина Хабенского». В июне 2014 года благодаря и её усилиям в Деревне Универсиады состоялась премьера молодёжного спектакля «Поколение Маугли». Таким образом, сеть мордовских автономий в Татарстане расши­ряется. Корни народа живы и дают хорошие побе­ги, чему свидетельство — дети и молодёжь на мордовском фестивале в Татар­стане. Мы, мордва, тоже русские. И с нами — Бог! В феврале 2014 года, уже в здании нового Дома Дружбы Народов Татарстана республиканский фестиваль мордовской культуры снова состоялся. В нём принял участие иллюстратор «Масторавы», автор флага Мордовии, заслуженный художник РМ Андрей Степанович Алёшкин со своей видеолекцией.

Эрзянская земля с татарским названием

Ежегодно, через неделю после Троицы, в деревне Мордовская Кармалка Лениногорского района Татарстана проходит традиционный праздник «Балтай». «Кара мал» по-татарски значит «чёрное дерево». Когда-то здесь действительно жили татары, но уступили три с лишним века назад место жительства пришедшей мордве, переселившись на берег Волги. Предание гласит, что больше ста лет назад старик-отшельник по имени Балтай, живший в соседнем лесу, решил позабавить детей. Надел на себя «шубу» из кленовых веток и, изображая «медведя», прошёл по деревне во главе целой детской процессии.

Пенсионер, бывший глава сельского поселения Алексей Павлович Бабакаев со смехом вспоминает, как в начале восьмидесятых он, будучи парторгом колхоза, взял гармошку и прошёл по деревне легендарным путем Балтая. Кто-то «стукнул» в райком. Парторга ругали — «зачем народ смешишь».

Ныне праздник «Балтай» имеет республиканский статус. Один из его самых почётных гостей — уроженец Кармалки, советник губернатора Саратовской области и главный «финно-угр» Саратова Павел Фёдорович Чатуров. Благодаря ему, праздник «Балтай», который зародился как местный и уникальный, празднует и саратовская мордва. Впрочем, не только. Прибывшие из Ижевска землячки Моисеева и Кудашова заверили, что праздник отныне празднуют и в Удмуртии, где они организовали мордовскую диаспору. «Балтай» шагает по планете. Может быть, он действительно трансформируется в общемордовский праздник, подобно татарскому Сабантую. Во всяком случае, необходимость такого праздника у Главы Мордовии обсуждалась.

Хозяева и гости двигаются на традиционную поляну, где пройдёт обряд обряжания «медведей». Есть сейчас, чего греха таить, газетный штамп о вымирающей и спивающейся деревне. Украдкой всматриваюсь в лица мужиков. Ей-богу — не более трёх, несущих на себе печать «зелёного змия». Лица у всех светлые и замечательные. Много детей. Летом население Кармалки заметно подрастает — на лето приезжают городские внуки. В местной школе первые четыре класса дети учат эрзянский язык своих предков и хорошо им владеют. Согласно традиции дети будут обливать процессию водой, призывая так нужный посевам дождь. А когда они станут бабушками, тоже будут обряжать «медведя», даже через сто лет. Впрочем, «выборы» «медведей» уже состоялись. «Медведем», «медведицей» и «медвежонком» обряжают тех, кто с завязанными глазами соберёт больше сосновых шишек. Все правильно: мордвин, не тот, кто самый сильный, а тот, кто самый ловкий.

Конечно, не всё благостно в Кармалке. Уменьшается население. Но даже те, кто уехали в город, сохраняют за собой дома, чтобы вернуться домой, выйдя на пенсию. Тут же начинаем обсуждать проекты возможного этнотуризма — что если в пустующие дома приглашать городскую мордву. Хотя бы затем, чтобы отведать ароматного кармалкинского хлеба и молока, не говоря уж об удовольствии послушать песни народные и современных местных композиторов. Есть в Кармалке такой самородок — Михаил Венедиктов. Был нефтяником, моряком, постранствовал по свету — и вернулся к своим корням — песни сочинять. Неувядаемая певунья Анна Александровна Мишкина, «бабай Аня», тоже пишет песни и стихи. Живёт в городе — возраст уже солидный, но каждый Балтай — в Кармалку. В праздник на ней надет старинный «панар» её прабабушки, которому сто семьдесят лет. А в соседнем селе служит молодой батюшка Константин — местный уроженец, ещё недавно, школьником, организовавший в деревне этнографический музей мордовской культуры. Впрочем, и в Кармалке свой храм уже достраивается.

Учились кармалкинцы и в Мордовском университете. Многие потом осели в Мордовии. В районе шутят: «Вы демографическую политику в интересах Мордовской республики ведёте». А сегодня провал демографии особо ощутим. Обычно мы в год направляли в Мордовию из Татарстана около десяти абитуриентов мордовской диаспоры. В этом году нашёлся только один — во многих мордовских школах в этом году просто нет выпускников. Это все поправимо. Хотя и не одним годом. И реальный федерализм и демократия в России — тоже дело не одного десятилетия. Вот только дадут ли их нам — три-четыре спокойных десятилетия? Очень уж много некомпетентных и бесноватых, как в стране, так и за рубежом, мечтают опять «ниспровергать» и «реформировать».

Процессия «Балтая», отдав должное множеству столов, накрытых гостеприимными хозяйками на улицах, подходит к финальному перекрёстку. «Шубы» «медведей» раздёргивают на ветки, и, похлопывая друг друга, желают здоровья — «шумбрачи». А ночью обязательно пойдёт дождь. Заждалась его землица. Это – тоже традиция «Балтая».

Каратаи – загадка Поволжья

Если спросить жителей села Мордовский Каратай («моркаратаев» по-местному): «Кто вы, какой национальности будете?» — отвечают в два этапа. Сначала обязательно скажут: «Не знаем мы». А потом соберутся с мыслями, встряхнутся, и говорят уже уверенно: «Мордва».

Михаил Степанович Макарчев, которого мы оторвали от работы во дворе, для начала отчитал нас за то, что книжки не читаем, потому что про них, каратаев, уже «штук 60 книг написано». Да и история, по словам Михаила Степановича, знает каратаев еще с 15 века. Ну, шестьдесят не шестьдесят, а одна точно есть, называется «Мордва-каратаи: язык и фольклор», вышла в 1991 году в Казани. Это сборник, который был подготовлен к печати институтом языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова Казанского научного центра АН СССР. Помнит Михаил Степанович человека по фамилии Ромашкин, который в деревне часто бывал, даже жил подолгу, записывал песни, изучал обряды и фильм снял о каратаях. Макарчев, как и другие жители Моркаратаев, имел беседы с этнографом. И повторяться ему совсем не хотелось.

— 20 лет уж перемалывают, кто мы да что мы, — не отходя от своей калитки и поглядывая себе во двор, ворчал Михаил Степанович. — Не знаем, кто мы. Может, крещеные, кряшены, значит, а может, мордва. Но ведь мордовских слов вообще нет у нас!

— Как же нет, а «бабай»! У мордвы есть «бабай», и у нас, — возразил ему отец, Степан Николаевич, разменявший девятый десяток, ветеран Великой Отечественной.

— Нет, у нас «авкай», — отвечала Ирина Федоровна Окунева, завклубом, которая водила нас, корреспондентов, по селу.

— А «бабая» у мордвы нет! — заспорила молодежь в лице Михаила Степановича и Ирины Федоровны со стариком. Однако ж Степан Николаевич оказался прав: у мордвы есть «бабай», но означает это слово не дедушку, а бабушку.

— Русских еще слов переделанных много. Например, «забыстрей» — значит, за быстрой рекой… К финно-угорскому населению мы относимся, — Михаил Степанович посерьезнел. — А может, поволжские казаки мы, вольный народ, на службе у царя были, покой этих мест охраняли. Одно знаю: давно мы здесь, на этой земле. До того еще, как Болгары основали татары.

А что насчет того, что язык наш похож на татарский. Может, и похож. А только если моя жена-татарка станет слушать, как мы тут говорим между собой, ничего она не поймет.

Приехав в Казань, мы поинтересовались, почему, если каратаи относятся к мордве, на мордовском не говорят? От Сергея Владимировича Новикова, председателя республиканской мордовской автономии, узнали, что каратаи мордовский утратили (долго были под властью казанских ханов), а сейчас говорят на мишарском диалекте, но сохраняют при этом самосознание мордвы. Оказывается, у каратаев сохранились обороты речи, которых уже нет у самих татар. Это подтверждают татарские филологи.

Упомянутый Владимир Ромашкин — выпускник Казанской консерватории, ученый, исследовавший мордовскую культуру. В Саранске создал ансамбль «Торама», исполняющий древние мордовские песни. Рано умер, в 2002 году. Сейчас ансамбль возглавляет его сын. Торама — это труба из бересты, которой в древности созывали на бой, и символ княжеской власти. По легенде древний вождь мордвы Тюштя, умирая, спрятал свою тораму в лесу и завещал: «Когда мордве будет трудно, найдите ее и протрубите. Я вернусь». Песни, которые собрал Ромашкин в Моркаратаях, совсем недавно были выпущены компакт-диском. Скорее всего, эти же песни звучали на фольклорном празднике, который 13 апреля 2013 года прошел в Мордовских Каратаях впервые. Диски вручали всем участникам «Шумбрат, Каратай!», так что бабушки и дедушки, которые пели под запись для Ромашкина, теперь могут послушать свои голоса — только, почитай, двадцатилетней давности. Пела для него и Нина Петровна Чикминева, в прошлом орденоносная доярка, сейчас пенсионерка. Беспокоит ее то, что мало певцов в деревне, молодежи среди нее и вовсе — раз-два и обчелся. Не хотят песни учить! А надо, считает бабуля, потому что на следующем празднике лицом в грязь ударить нельзя.

В администрации Камско-Устьинского нам сообщили, что со следующего года время проведения фестиваля сдвинут на начало мая, ближе ко времени цветения яблони, тем более что она — один из символов мордовской культуры. Такой шанс — стать местом проведения ежегодного праздника, который районные власти хотят «видеть» не хуже «Каравона» — согласитесь, выпадает не каждому селу. Можно сказать, Моркаратаи теперь будут за всю мордовскую песню и культуру отвечать — если не в масштабах республики, то в масштабах нескольких районов точно.

Ирина Федоровна, водя нас по селу, собирала товарок, чтобы ехать на Волгу, прибрать часовню к 8 июня, ко дню почитаемого здесь святого Михаила Убиенного. В Михаила тут сильно верят, рассказывают случаи, когда он помог тем, кто ему молился. Но о том, кто этот Михаил и за что пострадал, не знают. У святого есть тут своя, как ее называют, «надгробница», расположена она рядом со строящейся церковью. Тело же его погребено в Сюкееве. «Сюкеевские взяли. Потому что считалось, что там будет хорошо, где будет лежать он», — пояснила наша провожатая.

У оградки мы остановились. Поодаль прилегла корова, а на месте будущей церкви несколько мужчин перетаскивали бревна, новенькие, сосновые. «Привезли вчера с Кирова», — объяснил «старший по церкви» Анатолий Федорович Тарасов.

«А ставить как будете? Техника ведь понадобится?» — интересуемся мы. «Два мордвина заменяют один экскаватор», — пошутили мужики в ответ. На самом деле, бревна еще полежат, потому что у здания еще нет фундамента. Церковь будет иметь традиционное название, какое было у нее и раньше (прежние церкви горели) — Христорождественская.

Затем храмостроители немного поспорили с завклубом насчет того, когда делать день деревни — на Петров день, 12 июля, или на Троицу. На Петров день, — предлагала Ирина Федоровна. Мужики не соглашались: у нас сенокос. «Да кто сейчас сено косит?» — парировала Окунева. И, похоже, одержала верх.

Фестиваль в Каратае прошел замечательно. Особо теплые отзывы у гостей из Саранска. Только из-за задержки со строительством клуба состоялся не в 2012 году, как полагалось, а позднее. Проводился праздник в данном случае на грант Правительства РТ в связи с 1000-летием единения мордовского народа с народами Российского государства (2 млн. руб.). На эти деньги мы сняли фильм, подготовили книгу. На сам праздник ушло порядка 350 тысяч рублей. Больше таких денег не будет. Но желание сделать праздник традиционным наверняка будет. Сейчас в Минкульте РТ такая «технология»: сельское поселение (а лучше район) пишет заявку на грант, а министерство включает его в свою смету. В 2014 году впервые прошёл фестиваль в Тетюшском района по такому гранту на долевых началах с минкультом. Он станет традиционным наряду с уже традиционным праздником «Балтай» в Лениногорском районе. Кстати, во время фестиваля в Тетюшском районе в мокшанском селе Кильдюшево открыт, безусловно, первый в мире памятник легендарному мордовскому герою Тюште. Попробуем основать подобный традиционный праздник и в Каратае. Такой праздник, конечно, послужит возрождению (хоть и не быстрому) села. И самое интересное. В Минкульте готовят Закон РТ о сохранении нематериального культурного наследия. Это дело долгое, на годы. Но идея в том, чтобы подготовить на местах людей, чтобы они искали сохранившиеся обряды, промыслы, таинства и т.д. Составить реестр, а на этой базе развивать этнотуризм. На ставшей уже знаменитой историко-культурной линии «Свияжск – Булгар» как раз находятся такие «мордовские» объекты как Тетюшский район и село Мордовский Каратай.

…Когда-то у святых родников Михаила Убиенного в Каратае «Метеоры» останавливались, люди воду набирали. Родниковую, студеную, чистую. Святую.

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch