История, культура

мордовия герб         мордовия флаг

Мордва (мордовцы, мордвины) — титульный этнос, коренное население Мордовии. Значительные группы проживают также в Самарской, Пензенской, Нижегородской, Ульяновской, Оренбургской областях, Татарстане, Башкортостане, Чувашии. Численность в Российской Федерации более 1 млн. чел. Общая численность около 1,15 млн. чел. Относятся к переходным формам европеоидной большой расы, у части мордвы — мокши прослеживается слабая монголоидная примесь.

Термин «мордва» очень древнего происхождения, и когда-то, видимо, был общим самоназванием племен — предков современной мордвы. В наше время собственно «мордвой» называют себя представители русскоязычной группы терюхан, проживающие в Дальнеконстантиновском районе Нижегородской области и тюркоязычные каратаи, населяющие Камско-Устьинский район Татарстана. Самоназвание двух основных этнических групп, различающихся по языку и целому ряду черт материальной культуры, — эрзя и мокша. В пределах Мордовии эрзя расселены главным образом в восточных районах республики, мокша в западных и южных районах. Значительные группы мокша живут в Самарской, Пензенской, Оренбургской, Ульяновской и других областях, а также в Башкортостане и Татарстане.

Мордовский этнос ведет происхождение от древнейшего финно-угорского населения Среднего Поволжья, его предки идентифицируются обычно с городецкой археологической культурой, существовавшей в Волго-Окско-Сурском междуречье во второй половине I тысячелетия до н.э. Этноним Mordens упоминался еще в работах римского историка Иордана (VI в. н.э.). Процесс размежевания эрзи и мокши начался в VI-VIII вв. и был обусловлен территориальной обособленностью древнемордовских племен Окско-Сурского междуречья и более южных, проживающих в верховьях Суры и Мокши. В IX-X вв. мордовские племена, и в первую очередь эрзя, были потеснены многочисленными славянами. В XIII-XV вв. мордва находилась под властью монголо-татар, а в конце XV в. добровольно вошла в состав Великого княжества Московского: часть мокши и эрзи находилась в зависимости от Казанского Ханства. Однако с вхождением в состав Русского государства положение мордвы не улучшилось. Эрзя стали активно вытесняться с берегов Оки и Волги в отдаленные леса. К середине XVIII в. основная часть мордвы была обращена в православие. Положение ухудшалось, многие бежали на восток и в Зауралье. В XIX в. представителям мордвы запрещалось селиться в городах.
Языки — мордовские: мокша говорят на мокшанском языке, эрзя — на эрзянском волжской подгруппы финно-угорской группы уральской семьи. В каждом из них несколько диалектов. Для языка мокши характерно обилие тюркизмов. Мордовская — эрзя и мокша — письменность начала развиваться на основе русской графики еще в конце XVIII в., а свой современный вид приобрела лишь в 30-е годы ХХ века, пройдя до этого несколько этапов реформ. Первый букварь на языке эрзя увидел свет в 1922 г., а мокши — в 1923 г.
Верующие — православные христиане, но религиозные воззрения мордвы по сути синкретичны: христианские святые отождествляются с прежними, языческими божествами.
Для современного мордовского населения характерны высокий уровень урбанизации и низкий уровень концентрации на территории республики, где проживают менее трети мордовского населения России. Очень высоки показатели национальносмешанной брачности, падение доли лиц, считающих родным язык своей национальности, что свидетельствует о процессе быстрой ассимиляции этноса.

Компактно мордва Татарстана проживает в Тетюшском районе (мокша), в нефтяной зоне республики (эрзя), и – уникальная этническая группы мордва-каратаи – в Камско-Устьинском районе РТ. В соответствии с этим распределением и осветим деятельность НКА мордвы в Татарстане.

Шумбрат, Мордовия!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Хочется иногда похвастаться в своём кругу или на весь мир: у нас получилось! Количест¬во иногда переходит в качество. Три года мы давали «бегущую строку» с приглашением казанской мордвы на встречу. Мордвы в Татарстане около 20 тысяч, компактно — сельское населе¬ние, а с объединением казанской мордвы не получалось. А вот 3 апреля 2011 года в Та¬тар¬стане прошёл фестиваль мордовской культуры «Шумбрат, Мордовия», посвя¬щён¬ный предстоящему тысячелетию единения мордовского народа с народами России. Открылся он известной поговоркой: «Мордва в Россию не вступала. Мордва Россию строила». Тысячу лет назад России ещё не было, да и титуль¬ные этносы нынешней России только формировались. Это сказано не для того, чтобы возвысить мордву или унизить другие народы. Мы абсолютно разделяем озабоченность русских тем, что государствообразующий народ нынешняя власть намеренно держит «в тени». Впрочем, и прежняя власть (хотя какая меж¬ду ними разница?) занималась тем же. И в экономике, и в политике. До сих пор помнится, когда на праздничных концертах объявлялось: «Народный артист Казахстана», например. Если же это был народный артист РСФСР, то объяв¬ля¬ли: «Народный артист республики», проглатывая слово «России». И, тем не менее, мы, россияне (как бы ни ругали это слово, хотя, что ругать — даже на карте Тихого океана есть «Острова Россиян») — синтетический народ. Мы — потомки и древних финно-угров, и Золотой Орды, Булгарии, Киевской Руси и Московии. И потомки наши будут нас помнить, как своих предков. А фестиваль в тот день апреля синхронно прошёл в Казани и Набережных Челнах, где состоялись выставки мордовского искусства, дегустация национальных блюд и, главное, яркие концерты мордовских коллективов и исполнителей.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Национально-культурную автономию мордвы в Набережных Челнах возглавляет эрзянин Николай Фёдорович Буравов. Благодаря его и активистов усилиям сформирован сплочённый коллектив диаспоры, создан небольшой музей мордовской культуры в Доме дружбы народов «Родник». А главное – под управлением заслуженного работника культуры Татарстана и Мордовии Александра Фёдоровича Горбунова создан великолепный фольклорный ансамбль «Моро», очень быстро получивший статус народного. Это – лучший памятник Александру Фёдоровичу, который, к сожалению, недавно покинул этот мир.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAПриятным дебютом стало выступление недавно организованной вокальной группы «Кудоатя» («Домовой») из Казани, исполнившей народные и современ¬ные мордовские и русские песни. Очень тепло была принята «Песня о Мордо¬вии», которую исполнила автор — солистка группы «Кудоатя» Людмила Прохо¬рова. Звучали пожелания сделать её гимном предстоящего тысячелетия едине¬ния мордвы. Казанская мордва, надо признать, довольно ассимилирована и разобщена. Но в этот день зал Дома Дружбы Народов был заполнен представи¬телями самых разных поколений. Для самых младших работал творческий уголок по освоению народных промыслов. А у взрослых неподдельный интерес и удивление вызвал стенд «Знатные люди с мордовскими корнями». Часто звучали восхищённые возгласы: «Как, и он — тоже наш человек?»

5
«Гвоздём» программы стало выступление ансамбля «Умарина» из села Урюм Тетюшского района Татарстана под руководством заслуженного деятеля культуры Мордовии Александры Абдрашитовой. Коллектив недавно отметил своё сорокалетие. Народные и современные песни, старинный свадебный обряд, выставка народного творчества вызвали самый тёплый приём зрителей. Кто-то из зрителей на прощание заметил: «Какие статные и красивые у нас мордовки, когда в национальных костюмах. А как переоделись в обычную одежду — стали как все. А всё-таки спасибо органи¬заторам за такой яркий праздник».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На празднике, под настроение, собравшиеся приняли протокол о соз¬да¬нии местной национально-культурной автономии мордвы города Казани, избра¬ли оргкомитет. Председателем НКА мордвы Казани избрана Наталья Леонидовна Отлетаева – координатор «Фонда творческого развития Константина Хабенского». В июне 2014 года благодаря и её усилиям в Деревне Универсиады состоялась премьера молодёжного спектакля «Поколение Маугли». Таким образом, сеть мордовских автономий в Татарстане расши¬ряется. Корни народа живы и дают хорошие побе¬ги, чему свидетельство — дети и молодёжь на мордовском фестивале в Татар¬стане. Мы, мордва, тоже русские. И с нами — Бог! В феврале 2014 года, уже в здании нового Дома Дружбы Народов Татарстана республиканский фестиваль мордовской культуры снова состоялся. В нём принял участие иллюстратор «Масторавы», автор флага Мордовии, заслуженный художник РМ Андрей Степанович Алёшкин со своей видеолекцией.

Я бы носила пулогай!

Из костюмов народов Поволжья более древний тип сохранился только у мордвы-эрзи.

Чтобы понять, почему на Всемирной выставке народных костюмов в Париже в 1908 году Гран-при получил мордовский, его нужно хоть раз в жизни увидеть, еще лучше — надеть, ощутить на себе его энергию.

2

…Это было в Саранске. Ведущий специалист по мордовскому народномукостюму, лауреат Государственной премии Мордовии, старший научныйсотрудник Мордовского музея изобразительных искусств имени ЭрьзиТатьяна Прокина распахнула дверь в залы своих коллекций, я еще и нешагнула, только глянула, и пропала, утонула в глубине веков,застигнутая врасплох. Алые, белые, черные краски, бусы, стеклярус,кисти, монеты, ракушки, бубенчики — все ожило, закружилось передглазами в веселом танце. Как шальная ходила я по залам и читала вдревних нарядах женские судьбы. В этих вышитых тугим швом рубахах ипередниках, замысловатых шапочках, поясах, устойчивой обуви с толстымслоем полотна вокруг голени — вся женщина с ее эстрогенами,первородным, прямо от Евы, ощущением мира вокруг и себя в нем. Все, чтовидела другое, вдруг показалось или перепевами, или вялыми бытовымиодеждами без глубинного смысла, ритуала, а может, и с ними, но безисконной связи с землей, солнцем, снегом, деревьями, молоком, любовью,рождением и смертью. О, если бы родиться мордовкой сто лет назад влесной глуши! У меня были бы панар, пулогай с бубенчиками, кистями иракушками каури! И каури, по-мордовски кумбрят, по-русски ужовки,по-татарски корт-баши, приносили бы счастье…

3

Не понимаю только, откуда пришла века назад эта сложная ицивилизованная культура костюма в такой медвежий угол, куда дажеЧингисхан с войсками не решился заглянуть! В Центральном Историческоммузее в Москве есть чингизидская карта «Схема монгольского нашествия».На ней стрелы, идущие на Русь из Сибири, круто огибают мордовскиеземли. Едва ли эта культура родилась на Алтае, откуда, по мнениюученых, древние угро-фины переселялись в Европу, заселив ее подиагонали до Финляндии. Какие-то Византия во всем этом или Вавилон,Шумеры или Урарту. А может быть, Индия, ведь на санскрите мокша -человек, достигший высшей степени святости, посвященности,совершенства. Перед своими мокшами индусы до сих пор преклоняют колени…Не знаю. Но, разглядывая ритуальные узоры на льняном полотне, каждыйстежок со смыслом, каждый тон говорит свое, вдруг ощущаешь, что это могсоздать народ, знавший календарь и изучавший небосвод с высоких башен.

4

…Геродот в описании похода персидского царя Дария против скифов 514года до новой эры говорит о царе племени Будинов, пришедшем с войскомна помощь скифам за 15 дней пути из земель Городецких, финно-угорских,земель будущей мордвы. «Будины народ многолюдный, со светло-голубымиглазами и рыжими волосами», — писал Геродот. В VII — VIII веках к югуот обширного Мордовского государства был хазарский Каганат, к востокуБолгарское царство, с севера до Белого моря лежала финно-угорскаяБиармия — Великая Пермь. К северу и северо-западу образовались русскиекняжества Муром и Ростов Великий. Византийский император КонстантинБагрянородный в книге «Об управлении государством» писал, что отПеченегии до Мордии десять дней пути. Иногда их называли Мердас.

5

Арабские путешественники называли эту страну Буртас… «Буртас есть имястраны, так же как Рус и Хазар… Язык булгар сходен с языком хазар,буртасы же имеют другой язык, так же, как язык руссов отличен от языкахазар и буртасов. Земля Буртасов лежит между хазарскою и болгарскоюземлями, просторна и лесиста. На болгар и печенегов, будучи сильны ихрабры, производят они набеги. Вера их похожа на веру гузов. Собою онистройны, красивы, дородны…» По мнению историков, часть буртастюркизировалась, став мещерами — мешарами. В XIII веке цари Пургаз иПуреш разделили мордву на мокшу и эрзю. С XVII века, спасаясь отнасильственной христианизации, мордва уходила за Волгу, на Каму, вСибирь, унося свои обычаи, язычество и… красно-белые наряды. Жизньстолетиями бок о бок с другими народами несла свои новшества, но где быдо сих пор ни жила мордва, достают женщины из сундуков прабабушкиныодежды, облачаются в них и поют свои песни.

6

Старинный праздничный женский мордовский наряд был многослойный,многосоставной, сложный, с хитрыми приемами драпирования. Все этосамостоятельно женщина не могла надеть, две-три помощницы наряжали ее 2- 3 часа. Рубаха с длинными рукавами — панар или покай — из посконногогрубого полотна. Вышивка по вороту, переднему шву, подолу — ковровая,рельефная, массивная, домоткаными шерстяными нитками, красная,красно-коричневая, золотом по молочно-белому холсту, с темно-синим,черным, расцвеченная бисером, бусинами, блестящими пуговицами,серебряными блестками. Ритуальная. Каждый узор — знак жизни, возраста,судьбы. Этот густо-красный мордовский цвет давал корень подмаренника.Другие цвета — от почек березы, коры ольхи. Позже уже анилиновымикрасками выбран тон — алый, как раскаленный уголь, как закат иливосход. Вышивка — главное украшение старинной мордовской одежды, сдогалантерейных времен. Позже на помощь вышивальщицам пришли набивныеткани, готовые кружева, ленты, тесьма, позументы, мишура.

7

Поверх рубахи по праздникам надевали руцю — тунику из отбеленногополотна с богатой вышивкой на груди, по рукаву. На груди полосамивышитый узор. Сколько полос, такой важности и праздник. Главный, самыйкрасивый в жизни мордовки, был подвенечный наряд. Невеста для второгодня свадьбы вышивала себе с подружками руцю алую, богатую узором, вшесть — восемь полос и больше. А пока вечерами шили девушки приданоеподруге, невеста носила печальную, плакальную одежду, чисто белую.Оплакивала свое девичество. В первый день свадьбы девушка тоже была впечальной одежде — венчамо руце, с небольшими узорами. Чуть прощесвадебного наряды были для праздников и воскресных дней. На похороны ипоминки ходили в почти белом. Пожилая женщина или вдова садилась запяльца с черной пряжей. Ее узор — узкая тончайшая кайма — вязь загнутыхпрямоугольничков, каждый — день ли жизни, год? В таком наряде потом ипохоронят. Теньгушевская мордва носила поверх первой и вторую рубаху,нангунь панар, а сверху них — импанар, что-то вроде халата.

8

Передник — вот уж поле для фантазии вышивальщиц! Замысловатые полосывышивки, ленты, кружево, пуговицы в плотный ряд, бисерное плетение!Пестрит в глазах от этой фантазии, но основной цвет все тот же, алый,оттененный черным и синим.
Подпоясать по бедрам рубаху, руцю, передник, да не просто так, а снапуском рубахи почти до бедер, нужен плотный плетеный пояс цеко каркс.Он сплетен на дощечках из толстых крученых ниток, а на концах — цветнаябахрома, мишура, бисер, пуговки и массивная кисть из ажурной бисернойсетки.

Под руцей у мордовки не бедра широкие, плывут, перекатываются в каждомшаге, а секрет — массивная набедренная конструкция, много шире пояса, -пулогай, снизанный на толстом холсте до середины бедра из шерстянойбахромы в несколько рядов, расшитой цветным бисером, бляшками,жетонами, медными цепочками, раковинами каури. По бедрам с двух сторонобязательно кисти-цект из красной шерсти с белыми бисеринками наконцах, плетеной бисерной ажурной каймой. На каждый день пулогай проще,на праздник — весом килограммов 5 — 7, а бывало, и по два друг на друганадевали. Пулогай девочка-эрзянка с 13 — 14 лет носила всю жизнь. Лишьнедавно это богатство стали надевать поверх руци, показывать. Сзади подруцей пулокаркс, прямоугольный, спускающийся низко хвостом набедренныйпояс из кожи или холста, богато, плотно расшитый галуном, бисером,раковинами каури, монетами, шерстяными кисточками, аппликациями иобязательно — балаболочками, шумящими металлическими бубенчиками. И егов старину прятали под складкой напуска рубахи.

На шее у мордовки — фибула-сюлгамо, а то и две — вся в сверкающихкамушках, бусинах, монетках застежка для выреза рубахи, снизкимассивных ярких бус из ракушек каури, стекляруса, крупных бусин,бисера, ожерелья из монет, жетонов, цепочек. На руках — кольца ибраслеты. В ушах — массивные серьги из бусин, кисточек, лебяжьего пуха.

Венчает наряд панго — лубяной, обтянутый тканью с вышивкой, украшениямиголовной убор женщины, высокий, разной формы, двурогий, цилиндрический,в виде лопатки. В иных местах носили высокий клобук. Волосы под пангоукладывали на темени в тугой узел кокол. Для свахи на свадьбе — особаяшапочка свахань панго. Носить такое на голове нужно с хорошей осанкой,иначе свалится! Растет девочка, а с ней растет и головной убор. Совсеммаленькие повязывают волосы на праздник расшитой лентой или надеваютобруч лубяной, обтянутый скромно вышитой тканью. Девушка выходит впраздник в высоком венце-шляпе с бисерными узорами, искусственнымицветами, лентами. Невеста год до свадьбы носит небольшую шапочку -перьхтим с перьями, бубенцами, монетами, бисером. На каждый день ивходя в церковь наматывали на голову полотенце с концами, затканнымибраным убором.

ТОЛЬКО ФАКТЫ
На нашей планете нафинно-угорских языках говорят 23 миллиона человек. Мордва среди них. ВТатарстане проживает 30 тысяч представителей этой национальности. В 2001 году создана Национально-культурная автономия мордвы РеспубликиТатарстан, ее возглавляет кандидат наук, доцент КГТУ имени ТуполеваСергей Владимирович Новиков. Работают мордовские национально-культурныецентры в Лениногорском и Тетюшском районах, организуются такиеавтономии в Набережных Челнах и Нижнекамске. В Татарстане естьнесколько общеобразовательных учреждений с этнокультурным мордовскимкомпонентом образования, создаются мордовские детские и взрослыефольклорные ансамбли, образовательные центры, этномузеи, проводятсянациональные праздники.

Сколько групп и ареалов мордвы, столько вариаций в костюме и ихназваний. Что-то у соседей татар и русских взято, что-то просто забыто…После монголо-татарского нашествия в мордовских землях возниклитатарские поселения. У мокшан появились длинные штаны из холста, летниеприталенные длинные жилетки и курточки, часто с меховой отделкой,украшенные монетами и жетонами по-татарски и башкирски. Теньгушевскаямордва стала носить чресплечные украшения на лямках, унизанныхракушками каури — два квадратных густо расшитых полотна на груди испине, а по бокам на лямки под руки подвешивались прикрывающие бока ибедра полотенца, все в атласных лентах.

С VII века в пределы мордовских земель начали переселяться русские. Сними пришла к мордве удобная мужская одежда, воротники и манжеты да ещеоборки по низу платья, фартуки с грудкой и рукавами для чистоты нижнегобелья, а позже — кожаные коты наподобие глубоких галош, низкие кожаныеботинки, набивные пестрые платки, повойники на голову. В XIX веке частькрепостных мордовских сел перешла полностью на русские сарафан, рубахус подставой, кофту-душегрею, считала эту одежду своей национальной. Ивышивать начали по-русски, крестом, перевитью, с мережкой, новымияркими тонами. Девушки стали заплетать косы по-русски, одну или две, слентами. А по-мордовски, по-старинному, положено на затылке 8 — 9маленьких косичек да с двух сторон сзади ушей по толстой косе.Вплетенные в косы шерстяные шнурки затыкали за пояс. В косы втыкалиспицы с погремушками. В мордовских селах на берегу Волги женщинывплетали в волосы черную овечью шерсть так, чтобы получилась коса доколен.

В Камскоустьинском районе Татарстана есть удивительные села МордовскиеКаратаи, Заовражные Каратаи и Шершалан. С древности жила тут мордва,земледельничала, ловила рыбу, бортничала. Позже рядом жили русские итатары. К концу XIX века мокшанскую и эрзянскую одежду в этих селахпостепенно почти заменила русская, появилась рубаха с подставой подназванием мокшань кафта, кофта-куртка из холста или ситца.

Постепенно мордовский язык тут забылся, был заменен татарским. Только всундуках у бабушек остались полыхающие алые наряды, настоящиемордовские. Правда, названия у них теперь звучат по-новому: рубаха — аккульмяк или дюзле, чиба вместо руци, вместо мордовского суманя -теплого суконного пальто со складками сзади на талии, он же русскийсукман, тут говорят «чекмен», лапти — чабата. Кожаные коты тут носили сшерстяными вязаными белыми чулками.

Часть мордвы-эрзи с ХVII века в попытке сохранить свободу, язычество,уклад жизни переселялась от русской колонизации на левый берег Волги отустья Камы до Урала и Самарской Луки. В Черемшанском, Лениногорском,Альметьевском, Чистопольском районах Татарстана есть такие мордовскиесела. Наверняка, там в сундуках еще лежат настоящие руци и панары…

И вот мы мчим за Каму в Лениногорский район Татарстана на встречу сбылым, а может быть, настоящим? Село это раньше называли по-мордовскиМордовское Сарабикулово, теперь Мордовская Кармалка.

ТОЛЬКО ФАКТЫ
Село это раньше называлипо-мордовски Мордовское Сарабикулово. Переселялась сюда мордва изПензенской, Костромской губерний. Мордовский крестьянин старик Явка иего жена Чинжарамо поставили в 1780 году первый дом в местепосвободнее, повыше — назвали Пазялго. Они же первыми легли в эту землюна новом кладбище. Потом пришел первый помещик, боярин, все землиприсвоил, поставил охрану. Люди его называли «дурак бояр». Но это тихо,чтобы не слышали боярские ищейки. На берегу Шешмы росли могучие вязы,по-татарски черное дерево, кара мал. Вокруг жили татары, чуваши,русские. Так и переименовали село в Мордовские Кармалки. Теперь живут вселе 460 человек, все мордва. Кармалки испокон славятся своимвсенародным праздником Балтай, через неделю после Троицы. Народнарядный, с песнями, танцами, идет к лесу искать медведя, просить егооб урожае лесных даров. Тут уж вся округа вместе с мордвой пляшет ипоет.

Нас встречают в клубе. Клубу уже 40 лет, и жизнь в нем кипит. Детскийфольклорный ансамбль, клуб «КВН», театральная студия, библиотека спрекрасным краеведом — библиотекарем Людмилой Николаевной Бабакаевой,музей, уже пять лет взрослый фольклорный ансамбль «Пизелнэ» -рябинушка, переименованный зачем-то в «Эрзяночку».

Не успели выйти из машины, распахнулась дверь клуба, и вышли, нет,выплыли, как положено, крупные, светловолосые, голубоглазые женщины вмордовских нарядах. Впереди Анна Александровна Мишкина с подносом, сугощением, не смотрите что старшая, всего 72 года, а самая что ни наесть заводила. Протянула бокал, запела, повела рукой, и на рукаве еенаряда, на плече, на груди ожила, задвигалась стариннаябордово-коричневая с золотом ковровая вышивка, настоящая, безгалантереи. Рядом другие женщины, все тоже в старинных панарах, разных,повседневных, попроще. Взор жадно глотает сложные узоры, так и тянетсярука к полотну, дотронуться, замкнуть ход времени.

Нам поют мордовские песни. Баянист Михаил Венедиктов — был нефтяником,моряком, а теперь уже дома, в Карамалке. Он пишет песни ансамблю, словаи музыку. Анна Александровна Мишкина, для своих баба Аня, тоже пишетпесни и стихи. Она — душа ансамбля. Все вокруг нее. Глянет на подруг изатянет песню, все — следом. А баба Аня уже в пляс. В панаре и руцестосемидесятилетних, от прабабушек, плывет в танце, колышется.Настоящая мордовка, есть на что посмотреть. Баба Аня все знает про своюдеревню, про наряды, обычаи.

Показывает на рукаве вышивку:
- Вот это линия — судьба. А эта — жизнь.
Задирает подол панара на разрезе спереди, там, где вышивка углами переходит в широкую кайму:
- Вот какой шов узорный, с золотом, толстый. Сейчас так вышивать немогут. И ниток таких нет. Эти нитки шерстяные, крашеные в кореньях, апотом их в масле кипятили, чтобы не линяли.

Я смотрю на женщин из ансамбля, директора клуба Валентину Кудашову,худрука Надежду Венедиктову, на Лену Матыненко, Лену Кудашову, ОлюСтенькину, Олю Кириллову, Лену Макарову — на всех старинные панары, неменее ста лет каждому, а то и более. Вышивка по тону темно-красная,древнего крашения, еще до эпохи анилиновых красок. Держится еще прочноельняное полотно, целы почти везде шерстяные нитки. Лишь кое-где чутьистерлись, но зато, верно, — не полиняли! А проложенная дорожками междукрасными золотая нитка цела. Нет тут пулогаев, напусков рубах и руци победрам. По-русски, по-татарски по талии туго схвачена одежда, неприземляет, обтягивает крутые бедра, подчеркивает грудь, и летит в нейженщина со всей своей статью — вверх, лебедушкой! Так и танцуют: руки -крылья. Как же нужно любить свой народ с его обычаями, свою семью спредками и прапредками, любить себя, чтобы хранить столетиями этиприносившие счастье, помнящие живое тепло женских тел, вышитые темнымизимними вечерами перед лучиной женские одежды, надевать их на себя нетайком дома, а на людях, петь в них песни своего народа!

В клубе вот уже пять лет работает музей истории села МордовскаяКарамалка. Это Валя и Лена Кудашовы собрали у сельчан старинныефотографии, одежду, утварь, деревянную подвесную люльку, кровать,вышитые ковровые покрывала и паласы с яркими розанами по синему полю,узором синим мерцающие наволочки, вязаные кружевные накидушки,полотенца с узорной каймой и ажурными вязаными концами. Детскаярубашечка в синей вышивке. Простая нижняя рубаха. Рядом — чутькрасивее, с узкой полосой красного узора. Тут же панар с массивнойвышивкой — для девочки.
- Этот еле-еле отдали в музей, так и прятали в сундуке, — Лена Кудашовараскладывает рубаху на кровати, и на густо-красно-синем покрывале панардевочки из позапрошлого столетия вспыхивает алым на белом, хотя нечисто белый, молочный, льняной.

- А в этой блузке моя мама замуж выходила, — Валя Кудашова снимаетэкспонат с плечиков, прикладывает к груди, улыбается, и блузка вдругзагорается сочными соцветиями, гирляндами изумрудных листьев. Не зрямама вышивала!

Краски мордовских костюмов — концентрат женских гормонов! В этом ведь исвоеобразный секрет устойчивости самобытной культуры, в пристрастии иверности цветовым и смысловым композициям всей жизни женщины.Специалисты давно знают: из костюмов народов Поволжья более древний типв чистом виде сохранился только у мордвы-эрзи.

Мы душевно сидим в клубе, и баба Аня рассказывает, как по-старинному вКарамалке до сих пор проходит свадьба. Женщины добавляют, как было уних. Жаль только, что редко теперь, для молодежи в селе работы нет,уезжает она. Правда, свадьбу играть возвращается к своим истокам, пустьдаже один из молодоженов не мордвин. А если жених татарин, дарят емубогатую тюбетейку.

Весело празднуют в Карамалке! У мордвы еда на праздники вся созначением. На рождество варят свиную голову и пекут курник. На старыйНовый год лакомятся отварными свиными ножками серька и пешкине -сдобным печеньем. На Пасху — ватрушка с изюмом и яичница с салом. НаБлаговещение — печенье жаворонки, на Крещение другое печенье — коньки.На Середокрест — середину поста — пекут кресты в виде пирога, тудаденьги, перец горошком, перышки, кому что попадется. На Коляду в каждомдоме пирожки с конопляным семенем. А нет праздника — на каждый денькулага — толокно из ржаной муки, простокваша, пельмени с картошкой имясом, огромные, с ладонь. Запивают все квасом — поза, брагой,медовухой — пуре, свекольной брагой, хмельным пивом, его кадушкамиварят в печи.

Вкусно рассказывают. Так и хочется на праздник какой заглянуть в Карамалку. Но нам пора. Путь неблизкий.
- Айда, — говорит баба Аня, легко встает и широко улыбается. Вот уж бабай Аня! Это кроме шуток, по-мордовски бабай — бабушка…
Марина ПОДОЛЬСКАЯ
Фото Марины ПОДОЛЬСКОЙ, Сагита ДЖАКСЫБАЕВА, Натальи ВЯТКИНОЙ

Мы — мордва, говорим по-татарски

6

В селе Мордовские Каратаи Республики Татарстан проходил большой фольклорный праздник «Шумбрат, каратай!», посвященный 1000-летию единения мордовского народа с народами Российского государства. В Татарстане у каратаев – мордвы, говорящей по-татарски, побывали гости из Мордовии – делегация Министерства по национальной политике РМ, а также бывший Председатель Совета министров нашей республики Василий Семенович Учайкин, директор ООО «Реставрация» Анатолий Яковлевич Митронькин и член Совета старейшин Национально-культурной автономии татар РМ «Якташлар» Фарит Фяттяхович Мамин. Каратаи – этнографическая группа мордвы в Татарстане, живут в Камско-Устьинском районе, в 140 км южнее Казани. Самый крупный их населенный пункт – село Мордовские Каратаи. Их численность сейчас невелика – всего 76 человек. Окружающие их татары однозначно относят каратаев к мордве, называя их «мукшы», «мукшылар» (по-татарски – мордва). Русские также каратаев считают мордвой.

8

Сами каратаи называют себя по-разному: «мордва дип аталабыз инде» («мордвой уж
называемся»), «кряшен, чукынган татар дип диляр» («называют кряшенами — крещеными татарами»). По самосознанию каратаи относят себя к мордве, но родным считают татарский язык.
Фарит Фяттяхович Мамин поделился с газетой «Юлдаш» своими впечатлениями о поездке в Татарстан: «Хочу немного рассказать предысторию нашего визита. Два года назад в Татарстане в городе Булгары, там, где татары приняли ислам, проходило большое мероприятие, посвященное годовщине этого события. В нем участвовали руководители Татарстана, муфтий Талгат Таджетдинн, муфтий Равиль Гайнуддин, руководители религиозных общин зарубежных стран. Также в эти дни в Булгаре в Музее хлеба проходило открытие ветряной мельницы, построенной мастерами нашей республики на территории этого музея. Вместе с главой Камско-Устьинского района, где и находится село Мордовские Каратаи, Зуфаром Галимулловичем Гарафиевым мы тогда два дня ездили по району. Побывали и в Мордовских Каратаях, где встречались с жителями. Они сказали, что у них нет дороги, моста, Дома культуры. Тогда мы взяли обещание у главы района, что он выполнит эти «наказы».
Когда мы приехали в Мордовские Каратаи несколько дней назад, нас встретил глава района Зуфар Галимуллович. И он нам сообщил, что обещание выполнил – в знак уважения к жителям района, к жителям Мордовии. Спасибо за радушие и гостеприимство и главе Карельского сельского поселения, в которое входят Мордовские Каратаи, Валентине Алексеевне Лазаревой.

Жители Мордовских Каратаев встречали нас очень тепло и приветливо, хлебом-солью. Потом прошла встреча сельчан с гостями. Глава Камско-Устьинского района Гарафиев приветствовал всех, поздравил с праздником, пожелал мира, добра, дружбы. Среди почетных гостей были и председатель региональной Национально-культурной автономии мордвы в Татарстане Сергей Владимирович Новиков, директор Дома Дружбы народов Татарстана Ирек Ильдусович Шарипов. Местные жители подготовили замечательный концерт, причем пели и сами каратаи – на татарском языке. Но и мордовская делегация приехала не с пустыми руками. Арт-фолк группа «Морденс» из Саранска выступила с несколькими номерами, Василий Семенович Учайкин подарил сельчанам картину. Также состоялось чествование старожилов, известных людей села, юбиляров семейной жизни.
Я немало общался с каратаями, разговаривал с ними на татарском языке. И мы понимаем друг друга. Конечно, в их речи есть и русские слова. Удивительно, что, когда они говорят по-русски, то их речь имеет такой же говор, такой акцент, как у мордвы, живущей в Ардатовском районе Мордовии».
Фарит Мамин считает этот праздник неповторимым. А выступление фольклорного хора села Мордовские Каратаи настолько впечатлило заслуженного художника Мордовии, советника министра по национальной политике Мордовии Андрея Степановича Алешкина, что он не может сдержать эмоций: «Хор исполняет свои песни на самом первозданном уровне! Слава Богу, сделали компакт-диск! По приезду в Саранск я слушал песни, и слезы сами катились от ощущения настоящего! Мороз по коже бежит, ни тебе искусственности, ни «артистизма»! А какая проникновенность! За душу берет!».
На праздник в ярком наряде пришла и жительница Каратаев Лидия Андреевна Глонина, которая 38 лет проработала заведующей клубом. Полушутя-полусерьезно ее называли «министром культуры Каратаев». Еще недавно сельский клуб «ютился» в разных, не совсем приспособленных помещениях. Сейчас в селе – прекрасный Дом культуры.
Красиво пела для всех гостей праздника солистка сельского хора из соседнего мокшанского села. Они вместе с татарской красавицей, которая также пела на празднике, были одеты в свои национальные костюмы, более того, по словам Андрея Алешкина, были символами красоты наших народов – мордовского и татарского!
Каратаи – уникальный народ. Их историческая судьба – свидетельство бурных межнациональных процессов, происходивших в Поволжье. Об истории происхождения каратаев на прошедшем празднике рассказал профессор Мордовского государственного пединститута Владимир Ильич Рогачев. Людям всегда интересно знать свою родословную. Особо примечательно то, что первыми соседями древних каратаев были тюрки. Потому тюркское, а затем татарское влияние прослеживается не только в языке, но и в быте каратаев, что делает эту группу мордовского народа особенно уникальной.
По данным переписи населения 2010 года в Татарстане проживало 19 156 человек мордовского населения (убыль по сравнению с переписью 2002 года – 4546 человек), в сельской местности (Тетюшский, Лениногорский, Черемшанский, Бугульминский, Альметьевский районы) – 6367 человек, в городской местности – 12 789 человек. Это — меньше процента населения республики, но в деятельности Ассамблеи Народов Татарстана всегда незыблем принцип: один народ — один голос.В рамках этого обзора трудно описать всю многогранную деятельность НКА мордвы РТ между съездами. Поэтому просто упомянем, что наши делегации участвовали в пятом съезде мордовского народа и четвертом и пятом съездах финно-угорских народов России. Проходит традиционный республиканский праздник «Балтай» в Мордовской Кармалке Лениногорского района. Прошли дни Республики Мордовия в Лениногорском и Тетюшском районах. Встречаем (и участвуем) в традиционной экспедиции на теплоходе «Волга — река мира» в городах Казань и Тетюши. Работала школа молодого лидера в д. Киртели Тетюшского района. Мордовские педагоги направлялись на учёбу в Саранск, а абитуриенты — для поступления в Мордовский госуниверситет им. Огарёва. В год 1000-летия единения мордовского народа с народами Российского государства по нашей заявке Кабинет Министров РТ выделил грант в два миллиона рублей, на средства которого мы сняли фильм «Там, на реке Рав…», альбом о мордве Татарстана с одноименным названием, издали музыкальный диск «Музыкальное наследие мордвы-каратаев» и провели праздник в селе Мордовский Каратай. В июне 2014 года, благодаря активной позиции администрации района, впервые прошёл великолепный фестиваль мордовской культуры «Валда шинясь» в Тетюшском районе с участием творческих коллективов Татарстана, Мордовии, Ульяновской и Самарской областей. Фестиваль станет ежегодным, будет расширять сферу своего охвата, и станет, наряду с эрзянским праздником «Балтай», «симметричным», мокшанским «полюсом» в венке культуры мордвы Татарстана.

Из чистого истока

1

 Станет ли Мордовский Каратай новой точкой на туристической карте?
«Каратаи — не деревня, Каратаи — не село», поется в частушке. Если речь идет о Мордовских Каратаях (их ведь много), то эта неопределенность вполне понятна: церкви там нет, но она была, причем самую первую построили еще во второй половине 17 века, раньше, чем в других мордовских селениях. И не только была, но и скоро снова будет: 159 новеньких сосновых бревен привезены из Кирова и аккуратно сложены на том месте, где сто лет назад стояла церковь.
Так что скоро в этом вопросе у каратаевцев наступит ясность.
Останется загадка происхождения. Себя жители Мордовского Каратая именуют «мордвой-каратаями», по-научному зовутся «каратаи». Когда-то эта народность жила в трех селениях Камско-Устьинского района ТАССР — деревнях Мордовский Каратай, Шершалане и Менситово. Шершалана исчезла совсем, а в деревне Заовражные Каратаи, куда переселились менситовцы, осталось несколько семей. Теперь единственная хранительница уникального языка каратаев — деревня Мордовский Каратай, где сейчас проживает около 70 человек.
Это старики, которым за семьдесят, и их дети, которые тоже уже не юны. А как же внуки, которые разъехались, кто куда, и сами произвели потомство уже на новых местах? Могут ли считаться каратаями они, если ученые люди говорят, что термин «каратай» не этнический, а географический?
И сохранит ли молодежь этот особый говор, на котором, судя по всему, не написано ни одной книги? Есть только словарь языка каратаев, который появился уже в новое время, в 2007 году, и составил его выходец из этих мест Владимир Андреев. В самой деревне особенная речь каратаев слышится вперемежку с русской. Это как будто исковерканные татарские слова. Приведем пример: у моркаратаев «агысь» — это дерево. Есть слова «агарган», «азгына», «азрак». Думаю, можно догадаться, что они означают. Деньги — «актя». «Асьлык» — голод. «Аськысь» — ключ. «Винек» — веник. «Дюка» — тонкая пресная лепешка, «дюрагы» — верхний. «Дял» — отдых. «Итяк» — юбка, подол. «Кияр» — огурец. Есть еще «ланькельдавек» — тявкающая собака.
Вот мы и спрашиваем моркаратаев: «Кто вы, какой национальности будете?». Отвечают в два этапа. Сначала обязательно скажут: «Не знаем мы». А потом соберутся с мыслями, встряхнутся, и говорят уже уверенно: «Мордва».

СПОР О ЯЗЫКЕ

Михаил Степанович Макарчев, которого мы оторвали от работы во дворе, для начала отчитал нас за то, что книжки не читаем, потому что про них, каратаев, уже «штук 60 книг написано». Да и история, по словам Михаила Степановича, знает каратаев еще с 15 века. Ну, шестьдесят не шестьдесят, а одна точно есть, называется «Мордва-каратаи: язык и фольклор», вышла в 1991 году в Казани. Это сборник, который был подготовлен к печати институтом языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова Казанского научного центра АН СССР. Помнит Михаил Степанович человека по фамилии Ромашкин, который в деревне часто бывал, даже жил подолгу, записывал песни, изучал обряды и фильм снял о каратаях. Макарчев, как и другие жители Моркаратаев, имел беседы с этнографом. И повторяться ему совсем не хотелось.
— 20 лет уж перемалывают, кто мы да что мы, — не отходя от своей калитки и поглядывая себе во двор, ворчал Михаил Степанович. — Не знаем, кто мы. Может, крещеные, кряшены, значит, а может, мордва. Но ведь мордовских слов вообще нет у нас!
— Как же нет, а «бабай»! У мордвы есть «бабай», и у нас, — возразил ему отец, Степан Николаевич, разменявший девятый десяток, ветеран Великой Отечественной.
— Нет, у нас «авкай», — отвечала Ирина Федоровна Окунева, завклубом, которая водила нас, корреспондентов, по селу.
— А «бабая» у мордвы нет! — заспорила молодежь в лице Михаила Степановича и Ирины Федоровны со стариком. Однако ж Степан Николаевич оказался прав: у мордвы есть «бабай», но означает это слово не дедушку, а бабушку.
— Русских еще слов переделанных много. Например, «забыстрей» — значит, за быстрой рекой… К финно-угорскому населению мы относимся, — Михаил Степанович посерьезнел. — А может, поволжские казаки мы, вольный народ, на службе у царя были, покой этих мест охраняли. Одно знаю: давно мы здесь, на этой земле. До того еще, как Болгары основали татары.
А что насчет того, что язык наш похож на татарский. Может, и похож. А только если моя жена-татарка станет слушать, как мы тут говорим между собой, ничего она не поймет.
Приехав в Казань, мы поинтересовались, почему, если каратаи относятся к мордве, на мордовском не говорят? От Сергея Владимировича Новикова, председателя республиканской мордовской автономии, узнали, что каратаи мордовский утратили (долго были под властью казанских ханов), а сейчас говорят на мишарском диалекте, но сохраняют при этом самосознание мордвы. Оказывается, у каратаев сохранились обороты речи, которых уже нет у самих татар. Это подтверждают татарские филологи.

А ПЕТЬ КОМУ?

Надо сказать, Владимир Ромашкин — выпускник Казанской консерватории, ученый, исследовавший мордовскую культуру. В Саранске создал ансамбль «Торама», исполняющий древние мордовские песни. Рано умер, в 2002 году. Сейчас ансамбль возглавляет его сын. Торама — это труба из бересты, которой в древности созывали на бой, и символ княжеской власти. По легенде древний вождь мордвы Тюштя, умирая, спрятал свою тораму в лесу и завещал: «Когда мордве будет трудно, найдите ее и протрубите. Я вернусь». Песни, которые собрал Ромашкин в Моркаратаях, совсем недавно были выпущены компакт-диском. Скорее всего, эти же песни звучали на фольклорном празднике, который 13 апреля прошел в Мордовских Каратаях впервые. Диски вручали всем участникам «Шумбрат, Каратай!», так что бабушки и дедушки, которые пели под запись для Ромашкина, теперь могут послушать свои голоса — только, почитай, двадцатилетней давности. Пела для него и Нина Петровна Чикминева, в прошлом орденоносная доярка, сейчас пенсионерка. Беспокоит ее то, что мало певцов в деревне, молодежи среди нее и вовсе — раз-два и обчелся. Не хотят песни учить! А надо, считает бабуля, потому что на следующем празднике лицом в грязь ударить нельзя.
А 13 апреля холодно было так, что без горячительного на сцену никто не выходил. Шутка ли — застудиться человеку, разменявшему восьмой десяток, — так ведь и помереть недолго. Как бы фольклорный праздник боком не вышел! Вот и наливали по стопочке, чтобы холода не чувствовать и петь погромче. Другой минус: гулянье пришлось на время Великого поста. Но бабули рассудили так: не по своей воле дату выбирали — «сверху» назначена, а власть надо уважить — в прошлом году в Каратаях клуб новый открыли и дорогу асфальтовую провели — в аккурат от трассы до клуба, дальше, вглубь деревни, она не пошла. Да и батюшка напутствовал: чай, не похабное поете и не на свадьбе, так что не грех.
Кстати, похоже, мерзли не только бабушки. В администрации Камско-Устьинского нам сообщили, что со следующего года время проведения фестиваля сдвинут на начало мая, ближе ко времени цветения яблони, тем более что она — один из символов мордовской культуры. Такой шанс — стать местом проведения ежегодного праздника, который районные власти хотят «видеть» не хуже «Каравона» — согласитесь, выпадает не каждому селу. Можно сказать, Моркаратаи теперь будут за всю мордовскую песню и культуру отвечать — если не в масштабах республики, то в масштабах нескольких районов точно.

В КАРАТАЯХ ВЕРЯТ В МИХАИЛА УБИЕННОГО

Ирина Федоровна, водя нас по селу, собирала товарок, чтобы ехать на Волгу, прибрать часовню к 8 июня, ко дню почитаемого здесь святого Михаила Убиенного. В Михаила тут сильно верят, рассказывают случаи, когда он помог тем, кто ему молился. Но о том, кто этот Михаил и за что пострадал, не знают. У святого есть тут своя, как ее называют, «надгробница», расположена она рядом со строящейся церковью. Тело же его погребено в Сюкееве. «Сюкеевские взяли. Потому что считалось, что там будет хорошо, где будет лежать он», — пояснила наша провожатая.
У оградки мы остановились. Поодаль прилегла корова, а на месте будущей церкви несколько мужчин перетаскивали бревна, новенькие, сосновые. «Привезли вчера с Кирова», — объяснил «старший по церкви» Анатолий Федорович Тарасов.
«А ставить как будете? Техника ведь понадобится?» — интересуемся мы. «Два мордвина заменяют один экскаватор», — пошутили мужики в ответ. На самом деле, бревна еще полежат, потому что у здания еще нет фундамента. Церковь будет иметь традиционное название, какое было у нее и раньше (прежние церкви горели) — Христорождественская.
Затем храмостроители немного поспорили с завклубом насчет того, когда делать день деревни — на Петров день, 12 июля, или на Троицу. На Петров день, — предлагала Ирина Федоровна. Мужики не соглашались: у нас сенокос. «Да кто сейчас сено косит?» — парировала Окунева. И, похоже, одержала верх.

Сергей НОВИКОВ, председатель Национально-культурной автономии мордвы РТ:
Фестиваль в Каратае прошел замечательно. Особо теплые отзывы у гостей из Саранска. Только из-за задержки со строительством клуба состоялся не в 2012 году, как полагалось, а позднее. Проводился праздник в данном случае на грант Правительства РТ в связи с 1000-летием единения мордовского народа с народами Российского государства (2 млн. руб.). На эти деньги мы сняли фильм, подготовили книгу. На сам праздник ушло порядка 350 тысяч рублей. Больше таких денег не будет. Но желание сделать праздник традиционным наверняка будет. Сейчас в минкульте такая «технология»: сельское поселение (а лучше район) пишет заявку на грант, а министерство включает его в свою смету. Есть согласие Тетюшского района по такому гранту на долевых началах с минкультом проводить с 2014 года мокшанский фестиваль. Даже уже традиционные праздники (типа «Балтая» в Лениногорском районе) тоже пойдут по такой схеме. Попробуем то же самое проделать и с Каратаем, хотя там начотдела культуры лишних хлопот не любит. Такой праздник, конечно, послужит возрождению (хоть и не быстрому) села. Мне некоторые приезжие каратаи (из Тольятти, например), выражали поддержку, просили подарить фильм и книгу. Связи у них с родиной сохраняются. Например, зам генерального директора «Центромонтажавтоматика» (Нижнекамск) Анатолий Тарасов (тоже местный уроженец) собирается строить храм в Каратае, они-то и заказали сруб в Кировской области.
И самое интересное. В Минкульте готовят Закон РТ о сохранении нематериального культурного наследия. Это дело долгое, не раньше следующего года закон будет написан. Но идея в том, чтобы подготовить на местах людей, чтобы они искали сохранившиеся обряды, промыслы, таинства и т.д. Составить реестр, а на этой базе развивать этнотуризм.
…Когда-то у святых родников Михаила Убиенного в Каратае «Метеоры» останавливались, люди воду набирали. Родниковую, студеную, чистую.

Алсу ШАКИРОВА

ТРАДИЦИОННАЯ ОБРЯДОВАЯ КУЛЬТУРА МОРДВЫ

 Обрядность любого народа представляет собой тот слой культуры, который в современных условиях несёт основную этническую нагрузку. Её стержневой основой является устойчивость и традиционность форм.

 Несмотря на значительную степень разрушенности и неизбежных эволюционных преобразований, обрядовая сфера сохраняет отдельные элементы весьма архаичных структур и глубинных мифологических смыслов и значений.Прослеживая изменения и инновации происходящие с ней в различные периоды, в разных социальных средах, рекон-струируя её древние пласты, можно получить наиболее полное и глубокое пред-ставление об этнической истории народа, эволюции его мировоззрения, связях с другими этносами, различных аспектах духовной и материальной культуры.

Таким образом, обычаи и обряды являются своего рода хранителями достижений прошлого. С их помощью народ воспроизводит себя, свою культуру и характер из поколения в поколение. Именно поэтому многие столетия преемственность обы-чаям и традициям своих предков рассматривалась людьми как один из законов жизни. Следование этим обычаям, ритуальным действам позволяло человеку ощущать себя не только индивидуальной личностью, но и членом определенного этнического, социального, возрастного сообщества. Это укрепляло его связь со своим народом и являлось важным фактором сохранения и развития этнического самосознания.

Заложенный в традиционных обычаях и обрядах огромный гуманистический потенциал является фундаментом нравственного и духовного воспитания молодёжи, привития им устойчивых образцов поведения и общения, культурных норм и ценностей.

Традиционная обрядность мордвы представляет самобытное явление. Её корни уходят в глубокую древность. Этническая территория мордвы находится вблизи границ Европы и Азии, на рубеже лесов и степей, где сталкивались племена, расы, цивилизации. Это наложило свой отпечаток на обычаи и обряды мокши и эрзи, они впитали в себя элементы культуры разных народов, испытали влияние различных религий. Обрядность является важным фактором сохранения и развития этнического самосознания мордвы.

Традиционно обряды разделяли на две большие группы : календарные — связанные с трудовой деятельностью, и семейные — свадебные, родильные, похоронные и поминальные. В последние годы некоторые ученые-этнографы предлагают разделить обрядность на календарную или сезонную и обрядность жизненного цикла. Иногда обряды рассматриваются также в зависимости от состава их участников : общественные (общесельские, межсельские), семейно-родовые и индивидуальные (обряды от порчи, болезней, приворожение).

Традиционная обрядовая культура мордвы :

Сезонные обряды и праздники

Молодёжные обряды

Свадебные обряды

Родильная обрядность

Похоронные и поминальные обряды

Животноводческие обряды

Пчеловодческие обряды

Выступление председателя НКА мордвы РТ Новикова С.В. на VI съезде мордовского народа

«МОРДВА ТАТАРСТАНА: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ»

Уважаемые делегаты! Уважаемый президиум!

Хочу выразить большую благодарность от имени делегации Татарстана оргкомитету съезда за проделанную гигантскую работу по подготовке этого форума.

В Республике Татарстан мордва составляет полпроцента населения. В инфраструктуре – три школы с мордовским этнокультурным компонентом, местные НКА в Тетюшском районе, в Казани, Набережных Челнах, в Лениногорске. Несколько воскресных школ, в каждом компактном поселении – народные коллективы, в том числе и такие именитые, как «Умарина» в селе Урюм. Это составляет некую сетевую структуру, которая взаимодействует с вертикалями государственной власти как Мордовии, так и Татарстана.

В первую очередь механизм такого взаимодействия — Ассамблея Народов Татарстана с девизом: «Один народ – один голос». Исполком Ассамблеи имеет небольшой аппарат, бюджет, частью которого могут распоряжаться и НКА. Кроме Казани, дома дружбы народов работают в Набережных Челнах, Тетюшах, Нижнекамске, Лениногорске. Председатель Ассамблеи – спикер Госсовета Татарстана Фарид Хайруллович Мухаметшин, что даёт дополнительные рычаги во взаимодействии с районными властями и министерствами республики.

Основатель нашей Ассамблеи, председатель НКА казахов РТ Сагит Кодебаевич Джаксыбаев часто высказывает интересную, хотя и спорную мысль: цель любой общественной организации наладить работу в сфере, до которой у государства «руки не доходят», а потом государству эти функции и передать.

Сейчас Россия осваивает новое иностранное слово – «фандрайзинг», что в вольном переводе – «выпрашивание денег» для мероприятий общественной организации. Деньги можно просить у бизнеса (с близкой к нулю вероятностью), либо у государства, получая при этом и административный рычаг. Приведу несколько примеров.

В год 1000- летия единения мордовского народа с народами Российского государства я обратился с письмом к президенту РТ Минниханову Р.Н. Просили скромно – 300-400 тысяч для оживления жизни в деревне Мордовский Каратай, где проживает уникальная этногруппа мордвы – каратаи, говорящие на татарском языке и сохранившие свою уникальную культуру. Тем более в деревне был построен новый клуб по президентской программе и отстроена дорога. Впервые в истории человечества мне ответили из аппарата президента: «Мало просите в связи с такой знаменательной датой. Дадим два миллиона». На эти средства в содружестве с Минкультуры РТ мы сняли фильм «Там, на реке Рав…», выпустили одноименную книгу о мордве Татарстана, подготовили музыкальный диск песен мордвы-каратаев, записанный ещё покойным Володей Ромашкиным, но в компьютерной обработке. И провели тот, задуманный праздник в Мордовском Каратае.

Выстраивается грантовая система. Мы участвуем в конкурсе грантов Кабмина Татарстана. Районные власти республики подают заявки на гранты Минкультуры на паритетных началах для реализации национально-культурных проектов. В этом году, 21 июня благодаря энергии председателя мордвы Тетюшского района С.Ф. Сумбаева и главы района В.С. Чершинцева в селе Кильдюшево был проведен праздник «Валдо шинясь». Это было грандиозное действо со множеством гостей. Во время праздника был открыт первый в мире памятник легендарному мордовскому герою Тюштяню. Степан Эрзя работал в дереве – и этот памятник в его стиле.

В Татарстане два раза в год проводился фестиваль финно-угорской песни. Потом сменилась власть в Минкульте, пришёл кризис – и фестиваль постепенно сошёл на «нет». В этом году председатели НКА финно-угорских народов обратились к министру культуры – и им было принято решение: с 2015 года биеналле финно-угров будет восстановлена.

Не менее благодарны мы и властям Республики Мордовия за постоянную поддержку нашей работы, содействия по линии Минобразования, Минкультуры и, разумеется, Министерства по национальной политики.

В этой связи хотелось бы развить сеть молодёжных мероприятий мордвы на территории Мордовии с приглашением участников из диаспоры. Для сравнения: в Татарстане проживает 120 тысяч чувашей. Оборот их общественных мероприятий в Татарстане 200 миллионов рублей в год. В основном – поступления от спонсоров – чувашских бизнесменов. Мордва Татарстана, например, в отличие от чувашей «не потянет» конкурс «Мордовская красавица» в Казани. Хотелось бы присылать красавиц в Саранск. А со временем, в 3D-технологиях и ездить не понадобится.

Но главное для работы с молодёжью, да вообще с мордовской общественностью – широкое информационное поле. Особенно в Интернете. Мордовское Интернет-пространство очень бедное. Специально набрал ссылку – первое, что вышло – интереснейшие предложения делегата Е.Е. Ледяйкина из Москвы. Прошу съезд обратить на них особое внимание. Предложения касаются информационного пространства, работы в соцсетях, в СМИ, усиления аппарата Исполкома.

В Татарстане в тестовом режиме заработал сайт Ассамблеи народов. Каждой общине дали коды для пополнения материалов на сайте. Правда, заметил, что товарищи из глубинки как-то стесняются присылать материалы о своей жизни, успехах, мероприятиях. Говоря об информационном пространстве, подчеркну, то оно должно охватывать не только работу Исполкома, но и близких нам ведомств Мордовии. Я лично подписан на новости от Миннаца РМ. Приходят публикации в прессе, но хотелось бы узнавать и материалы коллегий, документы, планы. Скажут – «в Интернете всё есть». Не все так хорошо им владеют, надо активнее, или даже в хорошем смысле «агрессивнее» продвигать информацию о работе Движения, о Мордовии. Последний пример: я вернусь в Казань 26 октября, а 27-го филармония организует концерт «Торамы». Узнал об этом случайно, перед отъездом, из афиши в Доме дружбы. Информационную сеть мордвы надо делать более «плотную». Вот как раз – дело для молодёжи, хотя бы в рамках курсовых и дипломных проектов студентов. Требуется и осовременить дизайн-стиль мордовского пространства. Как пример привожу дипломный дизайн-проект мордовочки Насти Фоминой из Казани. Как видите, — современный логотип с сохранением всех национальных традиций орнамента, и целая «линейка» возможных товаров с нашей символикой.

Приближается 2017 год. Как уроженец Саранска и выпускник саранской школы хочу попросить П.Н. Тултаева пригласить нас на вскрытие капсулы с письмом жителям города 2017 года. Закладку письма в 1967 году помню, хотелось бы присутствовать и на его зачтении.

И ещё – 2017 год – год 100-летия Михаила Петровича Девятаева. Вношу предложение: просить Главу республики и Правительство установить в Саранске памятник Герою.

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch